MENU
ИЗГОТОВЛЕНИЕ ОРГАНА

                                           

Прославленная, существующая с 1820 года, фирма с воодушевлением принялась исполнять заказ. В 1974 году в Пицунду вновь приезжает Г. И. Шуке, но уже с консультантами - с главным конструктором фирмы Тиллем и архитектором-реставратором Леваком. Теперь необходимо было сконструировать орган, изготовить, перевезти и установить. За изготовление инструмента принялся уже тяжело больной сам глава фирмы Г.И.Шуке. Это был один из наиболее выдающихся мастеров органостроения современности. В прессе и в специальной литературе его часто называли "талантливейшим и вдохновеннейшим" "Зильберманом ХХ века". Вряд ли, даже в наше время, можно получить более высокую оценку, чем сравнение с непревзойденным органострителем, современником Баха Готфридом Зильберманом. К счастью, он успел сконструировать и установить в храме орган, который был признан одним из самых лучших на территории бывшего СССР и может по праву считаться одной из вершин творческого наследия его создателя. В то же время это была лебединая песня великого мастера. Он как будто вдохнул свою отходящую душу в последнее свое детище, чтобы она продолжала голосом вечности жить в чарующих звуках его творения. По словам Л.И.Ройзмана, Пицундский орган будет бесконечно петь "память мастеру и во славу великому музыкальному искусству".

                                           

УСТАНОВКА ОРГАНА

                                           

Все как будто бы шло своим чередом, однако, в феврале 1975 года в Москву неожиданно был вызван заместитель директора Объединения пансионатов курорта Пицунды инженер-строитель В.Ч.Джонуа. Ему было поручено срочно выехать в Германию, в Потсдам, где находится фирма "А.Шуке". От него требовалось уговорить руководство фирмы завершить изготовление органа и установку на полгода раньше указанного в договоре срока, чтобы он был готов к эксплуатации к концу мая 1975 года. В.Ч.Джонуа было сообщено, что это секретное требование секретаря ЦК КПСС, члена Политбюро А. П. Кириленко.

                                           

В Потсдаме В.Ч.Джонуа с трудом удалось уговорить руководство сократить сроки, указанные в контракте. Был составлен график работ всех частей инструмента и определен срок его монтажа в Пицунде. В результате был подписан протокол соглашения с приложением чертежей фундамента органа и перечислением необходимых предварительных работ. Тогда же в Венгрии заказали 364 мягких кресла, которые затем болтами были вмонтированы в металлический каркас, уложенный на полу храма. Фирма сдержала условие протокола, и орган вступил в эксплуатацию, но не в июне, как требовали власти, а осенью, 1 ноября 1975 года.

                                           

ЗАКЛЮЧЕНИЕ КОМИССИИ

                                           

После установки инструмент принимала солидная комиссия, в которую от Министерства культуры СССР входили такие известные в музыкальном мире имена, как профессор Л.И.Ройзман и член Совета по органостроению и заведующая органной мастерской и преподаватель Московской консерватории, Председатель Союза органистов СССР, концертирующая органистка Наталья Владимировна Малина, народная артиска грузинской ССР профессор Тбилисской консерватории Этери Мгалоблишвили, народный артист Абхазии профессор Астраханской консерватории Лев Джергения и министр культуры Абхазии Иван Кецба. С немецкой стороны комиссию представлял сам Г.И.Шуке, и другие лица, среди которых был и главный интенировщик этого органа Вальбрехт.

                                           

Завершив прием, все члены комиссии пришли к единому мнению: несмотря на то, что каждый орган обладает своими особенностями, пицундскому органу удачная и интересная диспозиция создает исключительно яркую индивидуальность, а мягкий серебристый тембр инструмента в сочетании со строгой архитектурой придают пицундскому концертному залу особую неповторимость, и что древние стены с фрагментами фресковых росписей, в основном XIV века, уже к началу концерта будут располагать зрителей к романтическому настрою чувств и глубокому восприятию божественных звуков. Члены комиссии не ошиблись, их мнение подтвердило время.

                                           

Итак, многогранная значимость Пицундского храма и как памятника абхазской школы византийской архитектуры IX века, и как памятника христианской культуры Абхазского царства VIII-X вв. обогатилась еще одной исторической ценностью. На карте музыкальных концертных залов с органами появился новый центр.

                                           

Продолжение: